Культурное Наследие Туркменистана



Ахалтекинские Кони
Туркменские Ковры

Поэт на все времена.

Место Махтумкули в духовной жизни туркменского народа несоизмеримо ни с чем. Махтумкули- это «наше все», знамя нашей культуры, основа нашего духовного кодекса. Поэтому столь знаменательно, что 275- летний юбилей со дня рождения великого поэта пришелся на период нового Возрождения, когда его поэзия, его личность вновь становятся надежнейшей опорой в наших поисках и стремлениях.
Махтумкули для туркмен не просто поэт, он почти пророк. Махтумкули- это наша душа, наша мысль, наше национальное «я». Его стихи – это тот источник, из которого каждый из нас черпает живительную мудрость их создания.

О чем же написал Махтумкули? «Немеет» мысль перед разнородностью его творчества.

Тем, что лечишь,
Переболей.
Не чурайся
Горьких питей.
Худший грешник –
Тот из людей,
Кто духовных мучений чужд.

От бесчестного отойди,
На завистника не гляди,
С глупым спора не заводи,
Не держи пути за слепцом.

Будь ты сам Сулейман,
Муравья заметь:
Наклоняясь, его выслушай-
И ответь.

Махтумкули обрел всенародную славу еще при жизни. Его слова, его афоризмы разлетались, «не успев остыть». Неоценимую роль в этом сыграли, конечно же, бахши. Ведь язык стихов Махтумкули – это язык, требующий звучания. Махтумкули – это звучащая речь. Именно звучание многократно усиливает то эстетическое наслаждение, которое мы получаем от изысканности, лаконичности, точности, выразительности его слога.

Гений Махтумкули поражал и поражает не только нас, его соплеменников, но и всех тех, кто хоть как-то соприкоснулся с его творчеством. Творческое наследие великого классика туркменской литературы попало в поле зрения исследователей еще в начале XIX века. В 1855 году в журнале «Архив науки и культуры России» появилась статья знаменитый поэт. В ней говорилось: «Мы хотим сообщить нашим читателям имя великого туркменского поэта, не известного еще в Европе. Имя его – Махтумкули. О нем нам рассказывал немецкий чиновник, служивший в английском штабе во время войны против Дост – Мухаммеда. Жил Махтумкулы свыше полувека тому назад. Его стихи поражают лиризмом и благозвучностью. Стихи Махтумкулы знают наизусть жители Кабула, Кандагара, Пешавара, Герата, Шекина, Ширвана, Тегерана. К сожалению, мы ничего не знаем о жизненном пути поэта. Надеемся, что наши ориенталисты в недаклеком будущем расскажут о нем подробнее».

Еще раньше, в 1851 году в «Казанских губернских ведомостях» появилась заметка В. А. Сбоева о туркменах, в которой можно прочитать следующее: «Удивительнее всего то, что у них (туркмен) богатая литература, едва ли уступающая литературе европейских народов... Махтумкули – восточный могикан...»

А. Н. Самойлович называл Махтумкули «всетуркменским корифеем». Венгерский ученый А. Вамбери, побывавший в Туркменистане в 1863 году в одежде странствующего дервиша, писал: «И книга его (Махтумкули) еще долго будет у туркмен занимать первое место после Корана...»

Да, Вамбери не откажешь в прозорливости. С годами Махтумкули не отдаляется от нас, а, наоборот, становится все ближе и все современнее. Сегодня поэзия Махтумкули – это бессмертное духовное достояние не только туркменского народа, но и всего человечества, прикосновение к которой приносит нраственное очищение. Когда-то Махтумкули мечтал «весь мир обойти и познать», теперь же весь мир старается познать его.

Ф. Айтжанова,
Институт языка
И литературы им.Махтумкули.
Газета «Нейтральный Туркменистан»

статью опубликовала Лачин Италмазова, ученица 9-ого класса школы №29, города Туркменабат.

Прекрасные обычаи туркмен.
Традиционный туркменский костюм - уникальное явление культуры и быта народа, характеризующие его обычаи, образ и стиль жизни. Туркмены приверженцы традиций, но не стереотипов. Культура одежды туркмен высока с точки зрения красоты, и с позиций качества и экономности, поскольку изготавливалось одеяние из домотканой материи, украшалось индивидуальными вышивками.
Весенний праздник «Новруз». Обрядовые церемонии Новруза совершались обычно на больших луговых полянах. По народному поверью, чтобы сбылись все мечты и пожелание, надо бросить в воду реки восемь маленьких камешков. С принятием мусульманства появился обычай украшать дома на Новруз зелёными ветвями деревьев, преимущественно граната, абрикоса, яблони.
К новогоднему празднику готовились задолго до его наступления. Под конец уходящего года принято было избавляться от старых, отслуживших свой век вещей, обзаводиться новой домашней утварью, одеждой
На Новруз каждая из женщин, помешивая блюдо «семени», которые готовят из проросшей пшеницы загадывала желание, которое непременно должно было исполниться. Эти традиции укрепляли добрые отношения между людьми, сближая и сплачивая их, давая наладить связи, простить друг другу обиды и ссоры и, объединившись, в мире и согласии войти в новый год с чистыми душами и помыслами.
И сегодня эти прекрасные и добрые традиции возродились на древней туркменской земле вместе с исконными праздниками народа, его исторической памятью и национальным духом.
Традиционные праздники туркмен, возникнув в глубокой древности, впитали в себя народную мудрость, жизненный опыт, потому так поучительны и полны глубокого содержания.
Среди всего их разнообразия, пожалуй, самым ярким и богатым обрядами торжеством является туркменская свадьба (живая музыка на свадьбу), сохранившая до настоящего времени многие красивые традиции и ритуалы.
_

Свадьба.
После предварительной договоренности между родственниками жениха и невесты начинался цикл предсвадебных обрядов. Родственники жениха готовятся к свадьбе задолго до неё. На совете («генем той») близкие родственники, друзья, соседи обговаривали всё, что необходимо было для такого торжественного случая.
Глашатай (джарчы) с утра повещал весь аул о предстоящей свадьбе. Живущие в других аулах извещали о свадьбе за несколько дней. По установившейся традиции день свадьбы назначали обязательно в «удачный день» (сэхетме гунн).
В восточных районах Туркменистана за девять дней до свадьбы, т. е до переселения девушки в дом жениха готовили приданое невесты: одежду, ковры, ковровые мешки, сумки, предметы домашней утвари и др. Основная
часть торжества проходила в доме жениха. Свадьба начиналась в доме невесты.
Рано утром к невесте приходили её подруги и сверстницы, которые старались развеселить её: пели свадебные песни, играли на гонузе
Согласно традиции, ко времени прихода свадебного каравана в комнату невесты «врывалась» её сноха, чтобы накинуть на неё накидку-халат. Подруги невесты старались помешать этому. После неоднократных бесполезных попыток сноха прибегала к нехитрым уловкам: говорила, например, что хочет ей что-то сказать очень важное и т.д. В конце концов, она обращалась за помощью к женщинам: они расталкивали подруг невесты и насильно набрасывали на неё накидку. Первое «знакомство» молодых происходило тогда, когда жених, окружённый праздничной толпой, заставлял невесту развязать узлы на его поясе, снять сапоги и т.п. кто-то из зрителей говорил ей, шутя, что жених, видимо, плешивый, и чтобы удостовериться что это не так, она должна была снять с жениха шапку. Все это делала невеста с закрытыми глазами. Эти шуточные испытания, устраиваемые невесте.



Символика цвета.

С древнейших времён цвет, выполняя важные познавательные функции, использовался как знак, символ или средство, дающее дополнительную информацию. Цветовая гамма, состоящая из трёх цветов (белый, красный, чёрный), была выявлена в самых примитивных культурах. Цветовое обозначение в древнейших культурах Восточной Азии логически связано с традиционной китайской структурой мироздания, в которой особым почётом пользовался жёлтый цвет – символ земли. Зелёный цвет символизировал дерево, красный ассоциировался с огнём, который в свою очередь олицетворял счастье, удачу, белый цвет связывался с металлами, из которых изготавливалось оружие, а чёрный означал воду. Как считает учёный Абдель Азиз Садек, слово «восток» у многих народов Азии сохранило своё первоначальное значение: свет и цвет. Наверное, поэтому народы Востока отличаются способностью остро ощущать цвет. В древности цвета играли важную роль и в религиозных культах. В исламской символике зелёный цвет считается священным, в нём соединяются земное и небесное начала.
Туркменский учёный А. Ораев считает, что узор «аладжа», который обрамляет края и узоры, находящиеся в центральном поле туркменских кошм, является образцом точечной письменности. Величина, количество, цвет, сочетания узоров на туркменских кошмах имели особое значение. По мнению некоторых учёных, есть вероятность того, что древние скифы использовали кошму для передачи информации.
В туркменском изобразительном искусстве цвета имели символическое значение. На стене храма, датируемого серединой шестого тысячелетия до нашей эры, нашли узор красного и чёрного цветов. Вероятно, первобытные люди связывали чёрный цвет с ночью, а красный цвет с освещающим мир солнцем или пламенным огнём. Туркменская керамика 4-3 тысячелетия до нашей эры также расписана чёрным и красным.
Полиэн, повествуя о предках туркмен – саках в книге «Военные хитрости», рассказывает, что они верят в «вечный огонь» и «вечную воду». Другие учёные, которые писали о религии скифов, также ссыпались на то, что те поклоняются солнцу, огню, воде. По мнению востоковеда Е. Бертельса, зороастризм зародился в древнем Мерве. Основой этого религиозного учения являлась вечная борьба добра и зла. К добрым силам, спутникам бога света Ахурамазды, принадлежал священный огонь. Используемый в религиозных обрядах огонь противостоял демонам. На многих туркменских коврах, кошмах, килимах, ювелирных украшениях доминирует красный цвет в самых различных сочетаниях – от глухого красного до ярко рдеющего малинового. Вполне возможно, что это связано с религиозными понятиями предков.
В изобразительном искусстве древах туркмен широко использовались жёлтый, зелёный, голубой, белый и чёрный цвета. Голубой обозначал воду – один из основных источников жизни. В одном из своих произведений Нажемеддин Кубра отмечал, что голубой цвет олицетворял спокойствие. На исламском Востоке голубой цвет оберегал от вероломства, являлся символом благополучия. В средневековой Персии голубой цвет олицетворял небо, вечность и бессмертие. У монголов же он символизировал силу власти. В туркменских украшениях, на воинских доспехах довольно часто можно увидеть бирюзу голубого цвета.
Зелёный же цвет считался символом новой жизни. В оформлении парадных сооружений средневекового Туркменистана можно увидеть удивительные шедевры керамического и орнаментального искусства. Выдающимся созданием средневекового мозаичного искусства является мавзолей Тюрабек-ханум в Куня-Ургенче, где на внутренней чаше купола развёртывается узор, который поражает чистотой и глубиной цветов: синего, голубого, белого, чёрного, зелёного, тёмно-жёлтого и красного.
Как отмечает А. Ораев, у предков туркмен цвета одежды говорили о многом. Золотисто-красный цвет отличал вождей племён и представителей верхнего сословия, а белый цвет считался цветом жрецов. Особенную роль играл цвет в одежде простых людей. Предки туркмен шили женскую головную накидку «чырпы» различных цветов. Молодым невесткам предназначалась тёмная «чырпы», взрослым женщинам – жёлтая и женщинам пожилого возраста – белая. Жёлтые головные накидки ассоциировались с осенью, созреванием плодов и богатым урожаем. Белые «чырпы» обозначали время духовных помыслов и период, когда молодому поколению передаётся жизненный опыт. Туркменские намазлыки также были белого цвета. Считалось, что белые кошмы вселяют в душу человека такие благородные чувства, как мужество, неустрашимость и честность. Дома молодожёнов обычно покрывали белыми кошмами, что должно было принести счастье.
Издавна туркмены обозначали различными цветами понятные им символы и придавали этому особое значение при постройке зданий, в ковроткачестве, при изготовлении одежды, ювелирных изделий. Эпоха нового Возрождения даёт широкие возможности для изучения национального искусства и сохранения духовного богатства туркменского народа.

-прошлого.jpg

Джерен Хуммедова, искусствовед.
Возрождение (12 2008) ISSN 0134 – 2150.
Электронную версию подготовил ученик 9 "Д" класса средней школы №36 г.Ашхабада Дмитриев Денис.